Великий и Ужасный о кризисе. ЧI

+ Додати
    тему
Відповісти
на тему
Архів відео дяді Саші. Обговорення економічних питань, а також відео. Підбиття підсумків і висновки, аналіз статистики, енергетики та промисловості
Повідомлення Додано: Вів 07 вер, 2010 08:32

Великий и Ужасный о кризисе. ЧI

Великий и Ужасный о кризисе. ЧI




До своей отставки Гринспен, руководивший ФРС в 1987–2006 гг., обладал необычайным даже для председателей ФРС авторитетом. Но с началом кризиса он услышал в свой адрес столько разнообразных упреков и проклятий, сколько, вероятно, не слышал за предыдущие 80 лет жизни. В основном они были связаны с понижением ставки с 6,5% до 1% (2001–2003), начатым во время небольшой рецессии после краха рынка доткомов. Многие считают, что чересчур мягкая денежная политика ФРС после того кризиса способствовала образованию пузырей на разных рынках, включая и жилищный.

Вторая порция упреков Гринспену заключается в том, что он, несмотря на понимание, что рынком движут «страх и жадность», никогда не был сторонником усиления надзора за финансовыми институтами и «пустил дело на самотек».

Для Гринспена выкованный им за долгие годы авторитет – безусловная ценность, и после отставки он потратил изрядное количество сил на попытки защититься. Эту цель преследовали и опубликованные в 2007 мемуары «The Age of Turbulence», и несколько лекций, которыми сопровождался маркетинг этой книги. Затем были статьи в FT, серия интервью с WSJ.

«Гринспен опять нас учит», – раздраженно заметил Пол Кругман в ответ на двухлетней давности статью в FT. И сравнил Гринспена с человеком, оставившим двери конюшни открытыми, а когда лошади убежали, начинающим читать лекцию о том, как важно держать животных в помещениях с хорошо запертыми дверьми. Сказано очень зло, но доля справедливости в словах Кругмана есть. Дело даже не в том, что Гринспен позволил банкам взять на себя избыточные риски или способствовал этому. А в том, что денежные власти слишком поверили в то, что сильных кризисов больше не будет, что новые инструменты безопасны, а в крупных банках все в порядке с риск-менеджментом.

В результате, ФРС и минфин США оказались совершенно не готовы к системному кризису, когда крупные банки стали валиться один за другим.

В докладе «Кризис» Гриспен, как он это делал и прежде, возводит генеалогию кризиса к окончанию «холодной войны». За полтора десятка лет, по 2005-й, количество работников, занятых в экспортном секторе разных стран, выросло, по оценке МВФ, с 300 до 800 млн. – за счет азиатских стран и бывшего «советского блока». Результат – мощный прирост производства и сбережений, и, в итоге, – сильное падение в 2000–2005 гг. реальных процентных ставок во всем мире, пишет Гринспен.

Глобальные сбережения хронически превышали готовность к инвестициям: «В развивающемся мире потребление сдерживалось культурой, и, как следствие, уровень сбережений в развивающихся странах вырос с 24% в 1999 до 34% в 2007, что намного превышало уровень инвестиций. Рост инвестиций в развивающихся странах сопровождался их снижением (в % к ВВП) в развитых. Это сочетание роста сбережений с ослаблением инвестиций и привело, считает Гринспен, к снижению реальных процентных ставок. К 2006-му инфляция и долгосрочные процентные ставки во всех развитых и крупнейших развивающихся странах опустились ниже 10% – возможно, впервые в истории. Все ставки снижались, а цены активов, соответственно, – росли.

На этом фоне незаметно рос рынок второсортной ипотеки, еще в 2002-м составлявший всего 7% от всего американского ипотечного рынка. С ростом цены жилья такие кредиты становились все более прибыльными для инвесторов. Покупателей, готовых инвестировать в секьюритизированные второсортные закладные, становилось все больше. Способствовала росту ипотеки и политика ипотечных госагентств Fannie Mae и Freddie Mac, и желание Конгресса увеличить доступность жилья. С 2000-го по первую половину 2007-го доля секьюритизируемых ипотечных кредитов выросла примерно с половины до почти 100%, а объем второсортных ипотечных бумаг вырос с конца 2001 в 6 раз, до $900 млрд, отмечает Гринспен.

Банки, с прибылью для себя секьюритизирующие ипотечные кредиты и упаковывающие их в ипотечные пулы, были вооружены, как потом оказалось, непомерно завышенными кредитными рейтингами. Это помогло им реализовать на обширном и восприимчивом мировом рынке почти неограниченное количество второсортных ипотечных бумаг. Поскольку требования к заемщикам стремительно снижались, доля 13 ипотечных компаний, выпускавших бумаги, обеспеченные второсортными закладными, к 2005–2006 году повысилась до 20% всего ипотечного рынка США. Это почти втрое превышает их долю в 2002 году.

На этом фоне на рынках и возникла настоящая эйфория, которая привела к образованию пузырей. Насколько вырос аппетит к рискам, показывает снижение в 2007 г. разницы между доходностью 10-летних облигаций минфина США и бондов с «бросовым» рейтингом ССС до минимальных 5%, и даже ниже. Еще в апреле 2007-го в очередном глобальном прогнозе МВФ писал, что глобальные экономические риски с сентября 2006-го снизились, а американская экономика подает воодушевляющие сигналы. Но и предупреждений о том, что на рынке сформировался пузырь, было достаточно.

Финансовые компании опасались, что если они слишком рано начнут сворачивать инвестиции в рискованные активы, они почти наверняка потеряют долю на рынке, – возможно, навсегда. Их страхи лучше всего выразил Чарльз Принс из Citigroup, который в 2007 году, незадолго перед кризисом, сказал: «Когда музыка перестает играть, то, говоря финансовой терминологией, ситуация складывается непростая. Но пока музыка играет, сидеть нельзя: надо танцевать. Пока мы танцуем».

Они ошибались, замечает теперь Гринспен.

«Возможно, они верили, что спрос на их экзотические финансовые инструменты, в тот момент казавшийся ненасыщаемым, позволит им без потерь продать большую часть портфелей. Они не понимали, что способность ликвидности на балансе превращаться в эффективный спрос – это, в основном, производная от готовности к риску. В этом контексте я бы определил «пузырь» как затянувшийся период высокой готовности к риску, который в итоге привел к падению капитализации намного ниже средних величин, наблюдавшихся в течение долгого времени. Снижение капитализации приводит к росту цен на активы до неустойчивого уровня. Как правило, «пузыри» лопаются как раз тогда, когда готовность к риску достигает максимального уровня, а кредитные спрэды приближаются к нулю. Впрочем, способность аналитиков предсказать этот момент оказалась весьма иллюзорной».
дядя Caша
Аватар користувача
Нострадамус Jr
 
Повідомлень: 60013
З нами з: 29.05.06
Подякував: 3514 раз.
Подякували: 6778 раз.
 
Профіль
Форум:
+ Додати
    тему
Відповісти
на тему
Зараз переглядають цей форум: Немає зареєстрованих користувачів і 0 гостей
Модератори: Irina555, ТупУм, Модератор

Схожі теми

Теми
Відповіді Перегляди Останнє
0 3162
Переглянути останнє повідомлення
П'ят 16 вер, 2011 08:26
дядя Caша
0 3115
Переглянути останнє повідомлення
П'ят 16 вер, 2011 08:23
дядя Caша
0 2955
Переглянути останнє повідомлення
Вів 12 кві, 2011 08:06
дядя Caша
реклама
Топ
відповідей
Топ
користувачів